1964
Психиатрическая больница №2
набережная реки Мойки, д.126
Преувеличен внутренний наш мир, а внешний, соответственно, уменьшен

Так писал Иосиф Бродский в поэме «Горбунов и Горчаков», тема которой стала следствием пребывания поэта в психиатрической лечебнице.

18 февраля 1964 года суд направил его на принудительную судебно- психиатрическую экспертизу. Попал Бродский на «Пряжку» - так в народе прозвали психбольницу №2 (потому что в этом месте из Мойки брала своё начало река Пряжка).

Лечебница в то время уже имела длинную и мрачную историю. Еще в 18 веке здесь располагался острог для каторжников, в 19 веке временная лечебница для помешанных. И только в 1872 году здание полностью передали психиатрической лечебнице.

Именно в этой больнице и провёл будущий Нобелевский лауреат две недели. И не просто так. Стоит напомнить, что очень часто психиатрию в СССР использовали в карательных целях. Академик Снежневский, главный идеолог советской психиатрии, писал тогда, что советский строй – самый прогрессивный в мире. И если вы его критикуете, значит вы не преступник, а больной. «Психбольной. Вялотекущий шизофреник. Ибо человек в здравом уме не может критиковать советский строй».

Вот так Бродский попал под действие специальной инструкции по «неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность». Согласно этой инструкции «пациента» могли держать взаперти сколько угодно. Человек не имел прав ни на защиту, ни на пользование услугами адвоката.

Вспоминая время, проведённое в психиатрической больнице Бродский писал:

В тюрьме, по крайней мере, вы знаете что вас ожидает. У вас срок - от звонка до звонка. Конечно, могут навесить еще один срок. Но могут и не навесить. И в принципе ты знаешь, что рано или поздно тебя всё-таки выпустят, да? В то время как в сумасшедшем доме ты полностью зависишь от произвола врачей